Аркан-керген

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аркан-керген » Беседка » 12-ая застава Московского погранотряда. 13 июля 1993г.


12-ая застава Московского погранотряда. 13 июля 1993г.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

13 июля - скорбная дата в новейшей истории России. 20 лет назад, в 1993 году, крупная группа таджикских и афганских моджахедов, внезапно, около 4 утра, атаковала военный городок 12-й заставы Московского погранотряда Группы пограничных войск РФ в Республике Таджикистан.

Акция против 12-й погранзаставы «Сари гор» была спланирована как возмездие за предыдущие неудачи. Всего в ней участвовало более 250 боевиков под общим руководством командира 55-й пехотной дивизии Исламской Республики Афганистан Кази Кабира. Силы нападавших возглавлял афганский полевой командир Кари Хамидулло. Имеется информация, что, возможно, одной из групп, участвовавших в нападении, командовал никому не известный в то время Хаттаб. Моджахедам на заставе противостояли 48 российских военнослужащих и одна боевая машина пехоты.

11 часов пограничники отражали ожесточенные атаки противника. И только когда подошли к концу боеприпасы, оставшиеся в живых, прорвав позиции боевиков, вышли к шедшей на помощь резервной группе погранотряда. После того как застава была очищена от моджахедов, в окопах были обнаружены тела 22 пограничников и 3 военнослужащих 201 российской дивизии, прибывших накануне на усиление. От заставы остались одни руины.

По итогам боя шестеро пограничников были удостоены звания Героя Российской Федерации (в том числе четверо - посмертно). Приказом министра безопасности РФ № 413 от 1 ноября 1993 года заставе присвоено имя в честь павших. С того дня она именуется: 12-я пограничная застава имени 25 Героев Московского погранотряда.

Воспоминания Романа Чигарева

С весны 1993г. боевики таджикской оппозиции при поддержке афганских моджахедов не раз пытались совершить прорыв государственной границы России. В середине июля 12-ая погранзастава Московского погранотряда Группы пограничных войск РФ в Республике Таджикистан приняла неравный бой с бандформированиями. 11 часов наши пограничники отражали атаки таджикских и афганских боевиков, после чего отступили, потеряв 25 человек убитыми. Позднее в тот же день застава была отбита. В той акции участвовало 200-250 боевиков. Одной из групп, участвовавших в нападении, командовал никому неизвестный в то время ХАТТАБ. А на заставе находилось 48 российских военнослужащих, во главе — старший лейтенант Михаил МАЙБОРОДА. На основе этих событий был снят художественный фильм «Застава».

В армию меня призвали в 1991г., когда страну раздирали межнациональные противоречия. Разгоралось зарево войны в Нагорном Карабахе, неспокойно было в Грузии, Молдавии, Таджикистане. Служил в погранвойсках на Дальнем Востоке на отдельном контрольно-пропускном пункте г.Находки. До дембеля оставалось всего полгода, когда пришла разнарядка направить группу бойцов для прохождения службы в Таджикистане. Вооруженные конфликты шли в самом Душанбе.

В апреле самолет приземлился в столичном аэропорту. О напряженной ситуации говорили танки, окружившие прибывших, и выставленное боевое оцепление. Всюду слышалась стрельба, летали трассеры, как в кинохронике времен Отечественной войны. Ребят определили по отрядам, разбросанным вдоль границы с Афганистаном. Роман Чигарев с товарищем попал на 12-ю погранзаставу старшим радиотелеграфистом. Вот его рассказ о тех далеких событиях.

ЗАСТАВА НА ПЯНДЖЕ …

Практически по всей границе вспыхивали вооруженные конфликты. В одних местах моджахеды с сопредельной территории, нащупывая слабые места, устраивали провокационные нападения на пограничников, в других –пытались незаконно пересечь границу. Наша застава находилась в горах на «перепутье семи дорог» и очень мешала контрабандистам. На таджикской территории недалеко от заставы находились две золотодобывающие шахты — очень лакомый кусок для бандитов. Наша задача была — не допустить нарушений государственной границы. Застава небольшая – 50 бойцов с двумя офицерами. Большинство пацанов младшего призыва – узбеки и таджики. Под нашей охраной до стыков с соседями находилось в общей сложности до 80 км полосы. Нападение на заставу тщательно готовилось. С ближайших гор за нами несколько дней наблюдали. Начальник заставы просил у командования разрешения дать по наблюдателям несколько залпов, но ему приказали на провокации не поддаваться и огонь не открывать.
Душманы из своей акции большого секрета не делали. Жители кишлака, расположенного неподалеку, покинули дома за два часа до боя. Они знали, что здесь будет твориться. Один из местных, состоявший на службе госбезопасности, хотел нас предупредить, но не сумел — его убили. Только спустя 15 лет нам сообщили, что в тот день в районе нашей заставы границу должны были перейти два крупных каравана с оружием и наркотиками.

В ПЛЕН РЕШИЛИ НЕ СДАВАТЬСЯ

Неравный бой начался в ночь на 13-е июля. Я тогда находился на своем посту у радиостанции и записал в журнал: нет связи с отрядом. Позднее выяснилось, что таджикские боевики заблаговременно повредили линию в пяти местах. Но внезапной атака не получилась: наши дозорные вовремя заметили моджахедов. В третьем часу ночи они сообщили, что в ущелье скапливаются большие силы. Дали осветительную ракету — горы буквально кишели душманами. Сообщить о готовящемся нападении мы не могли: у единственной радиостанции не оказалось рабочих батареек. Наступавших было около двух батальонов. Заставу атаковали с флангов, и в бой вступила первая линия обороны, которую занимали 1-е и 2-е отделения. 3-е и 4-е держали вторую линию. Застава оказалась блокирована: со стороны кишлака били минометы и 4 снайпера. Кроме того, нас обстреливали пять орудий, не считая ручных гранатометов и сотен автоматов. для нас оказалась невыгодная, поскольку мы не имели господствующих высот: застава находилась в низине, со всех сторон окруженной горами. Ребятам приходилось нелегко. Большинство были старослужащими, которым оставалось месяц-два до дембеля, но никто не имел опыта ведения горной войны. Я с другом прибыл с Дальнего Востока, других прислали на усиление из Германии. Единственными нашими познаниями в этой области были теоретические занятия, пройденные за недолгую службу на границе. Нам помогло выжить только то, что 12-я застава была лучшей по боевой подготовке и занимала первые места по стрельбе. У нас были классные пулеметчики!

Повезло и в том, что незадолго до боя для подготовки к соревнованиям привезли несколько пулеметов дополнительно. И бой мы начинали во всеоружии. Была и техника – БМП, которую накрыли фугасом буквально через 10 минут с начала боя. Ее командиром был наш земляк из Нефтегорска – контрактник Коля НИКОЛАШКИН. Он сгорел в машине. Начальника заставы Михаила МАЙБОРОДУ убили чуть ли не первыми залпами. Сначала ему прострелили легкое, потом перебили позвоночник. Миша КУЛИКОВ его так и не бросил, погиб рядом с ним. Оборону возглавил его зам, лейтенант Андрей МЕРЗЛИКИН.

От обстрела минометов и установок реактивных снарядов загорелась казарма и другие постройки. Мы отстреливались как могли, но боеприпасы кончались. От своего склада с боеприпасами мы были отрезаны. Совсем не оставалось гранат, и в окопах мы забивали в магазины последние патроны. Первая линия обороны полегла почти полностью. По боевому расписанию я должен был находиться с командиром заставы и обеспечивать ему связь с отделениями. Но он был убит, двух отделений уже не существовало, связывать было некого и не с кем, поэтому воевал со всеми.

Тяжело контуженного командира первого отделения Володю ЕЛИЗАРОВА душманы решили взять в плен. Мы пытались его отбить, но силы были слишком неравны: духи вырастали будто из земли. На наших глазах ему, еще живому, отрезали голову и бросили собакам. Несмотря на безысходность положения, замполит трижды поднимал нас в контратаку. Причем вставали в рост только дембеля, а молодежь прикрывала нас огнем. В магазинах оставалось по 3-4 патрона. Экономя их, в последнюю контратаку мы бросились с саперными лопатками и штык-ножами. Оставшиеся патроны берегли для себя.

0

2

В 90-е годы на территории Афганистана активно функционировали учебные лагеря террористов. Они располагались в районах городов Мазари-Шариф, Кундуз, Кабул, Хост и Кандагар, финансировались сторонниками международного террориста Усамы бен Ладена. Обстановка на границе могла «взорваться» в любой момент. Поэтому российские пограничники укрепляли таджикско-афганскую границу. В начале 1993 г. в их адрес со стороны афганских боевиков и формирований таджикской оппозиции все чаще начали раздаваться угрозы, требования не препятствовать проходу через границу боевых и террористических групп из Афганистана. В Таджикистане участились нападения на российских солдат и офицеров. К лету напряжение на границе достигло предела.
В ответ на просьбу начальника 12-й заставы Московского погранотряда старшего лейтенанта Михаила Майбороды доукомплектовать заставу, на которой постоянно было лишь около 80% положенного по штату личного состава, незадолго до трагедии туда направили на усиление офицера и боевую машину пехоты (БМП) с экипажем из трех человек от 149 мотострелкового полка.

За несколько дней до нападения начальник заставы получил от террористов очередное бранное радиопослание примерно такого содержания: «Русские Иваны, уходите домой, иначе всех вас ожидает смерть». Пограничники привыкли к тому, что их радиоволны, частота которых не менялась с афганской войны, используют моджахеды, не только передают угрозы, но и постоянно прослушивают. Из отряда поступило распоряжение: в связи с тем, что ожидается нападение на 11-ую заставу и сохраняется возможность обострения обстановки на участках других застав, с 12 на 13 июля границу охранять усиленно, методом боевого охранения, 9-13, 15, 16-й заставам — из непосредственной обороны.

В 3.15 13 июля командование погранотряда получило данные о начале перемещения нескольких групп моджахедов на Шуробадском направлении, о готовящемся нападении на 11-ую заставу или другой находящийся вблизи пограничный пост. К тому времени связи с начальником 12-й заставы уже не было, а в 4.15 с поста на высоте 2816 поступило сообщение о взрывах и стрельбе с ее стороны. Чуть позже в эфир прорвалось: «На нас напали. Ведем бой...» Погранотряд был поднят по тревоге.

Вспоминает Андрей Мерзликин, в то время лейтенант, заместитель начальника 12-й пограничной заставы: — Нападение на заставу произошло внезапно. Услышав стрельбу, я схватил автомат и выскочил на территорию заставы. В течение нескольких минут, пока личный состав вооружался и выходил в окопы, нас прикрывал экипаж БМП, который сражался до последнего, пока машину не подбили из гранатомета. Разделавшись с БМП, моджахеды сосредоточили огонь на казарме, и вскоре она запылала, так же, как и все остальные постройки.

Выйдя в окопы, пограничники открыли шквальный огонь. Первое время было непонятно, откуда ведется огонь. В окопе я встретил брата Михаила Майбороды, а вскоре и самого начальника заставы. Он поставил конкретные задачи сержантам и направился руководить обороной заставы на наиболее напряженный участок, со стороны границы. Через несколько минут я узнал, что Миша погиб, и принял командование на себя.
Застава вела бой до тех пор, пока не кончились патроны и гранаты. После того, как стало ясно, что в ближайшее время помощи ждать неоткуда, а тем, кто останется на заставе грозит неминуемая гибель, я принял решение прорываться в тыл.

В минуту недолгого затишья я собрал всех раненых и оставшихся в живых бойцов, рассказал о своем решении прорываться. Несколько человек, которым было трудно передвигаться самостоятельно, добровольно предложили прикрыть наш отход...»

В 4.20 начальник Московского отряда принял решение выдвигаться к месту боя. О нападении на заставу был проинформирован командир взаимодействующего с отрядом 149-го мотострелкового полка (МСП). Он заверил, что его резерв выйдет к пограничной комендатуре «Шуробад» не позже 10.30.

В 8.20 резерв погранотряда вместе с взаимодействующими подразделениями вышел к месту сосредоточения. Противник заранее организовал засады, заминировал наиболее труднопроходимые участки дороги. Поэтому колонна боевых машин с трудом пробиралась к месту боя. Ей то и дело приходилось останавливаться, чтобы саперы проверили дорогу, а вертолеты поддержки разогнали очередную засаду.

Когда колонна была уже на подходе к заставе, в 14.20 поступило сообщение, что группа пограничников ведет бой в районе ворот, возможно, это последние силы заставы, прорывающиеся через боевые порядки моджахедов. В 14.50 к резерву отряда подошла бронегруппа поддержки 149-го мотострелкового полка, и начальник отряда, собрав все силы в кулак, решил прорываться на помощь оставшимся в живых пограничникам.

Рассказывает Василий Масюк, в то время подполковник, начальник Московского пограничного отряда: — В пяти километрах от расположения 12-й заставы нам навстречу вышла группа пограничников во главе с лейтенантом Андреем Мерзликиным. Он был явно контужен, с трудом выговаривал слова: — Товарищ подполковник, личный состав 12-й пограничной заставы, оставшийся в живых, находится перед вами...

Строй из девятнадцати окровавленных, оборванных, едва не падающих от смертельной усталости солдат... Им с трудом верилось, что они уже у своих, что весь кромешный ад, через который им пришлось пройти, уже позади. Вскоре был вызван вертолет, и в 17.00 вышедшие из боя люди были эвакуированы...»

Дмитрий Коняхин, в то время кинооператор, вместе с резервом оказался на месте боя в числе первых: — После встречи с вышедшей из окружения группой лейтенанта Мерзликина колонна двинулась дальше, и тут же замерла. Саперы обнаружили фугас. В это время по нам ударили пулеметы.
Масюк запросил по радио поддержку с воздуха. Связь отвратительная, почти ничего не слышно. Из переговоров мне становится понятно, что генералы колеблются, советуются с Москвой. Драгоценное время уходит.

Мое главное оружие в этом деле — видеокамера. Стараюсь снимать все. Думаю лишь о том, чтобы хватило пленки, да не подсели аккумуляторы.
Медленно, но верно движемся вперед. Саперы потихоньку расчищают дорогу, пограничные десантники дерутся, как черти. «Духи» оставляют одну высотку за другой. От огневого шквала полыхают горы. Горит высохшая трава, тлеют редкие кустарники и деревца. Кругом дым, смрад.
Выходим к заставе. До нее чуть более километра. Уже видны в объектив фигурки снующих по двору моджахедов. Узнаю их по белым одеждам и головным уборам, «пуштункам». Изредка слышны одиночные выстрелы. Значит, наши еще сражаются, нужно спешить.

Вдруг в горах что-то ухнуло, и тут же неподалеку от нас раздался взрыв. Миномет. Слава Богу, никого не зацепило. В ответ колонна огрызнулась всей огневой мощью. Сверху послышался рев моторов. Радости нет предела. Это «горбатые» (так военные называют боевые вертолеты Ми-24). Встаю во весь рост, снимаю воздушную карусель. Летчики утюжат отходящих «духов».

Борты ушли. Мы на высотке, с которой недавно били душманские пулеметы. Еще немного, и застава будет освобождена. Время пролетело быстро. Внезапно на горы опустились сумерки. При отходе моджахеды подожгли заставу.

Вскоре бойцы десантно-штурмовой группы выбили последних «духов» с ее территории и окопались. Бронетехнику рассредоточили и замаскировали на подступах.

Едва рассвело, начинаем обследование местности. Считаю убитых. На втором десятке сбиваюсь. Вот сгоревший вместе с экипажем БМП. У гранатомета лежит начальник заставы Миша Майборода, рядом с ним солдат с автоматом в окоченевших руках. Около сетки собачьего питомника — отрезанная голова проводника служебной собаки. Кругом стреляные гильзы, неразорвавшиеся гранаты...»

Как только резерв погранотряда вышел к заставе, бойцы, отбиваясь от наседавшего врага, начали разминирование и поиск раненых. В 22.01 был найден раненый рядовой Аминов. В бессознательном состоянии его доставили в больницу поселка Иол. Около 10.00 14 июля к резерву с оружием в руках, но без единого патрона вышел рядовой В. Барбашов. В 12.00 — рядовой Бобоходжаев с пулеметом и коробкой с неизрасходованными 200 патронами. Около 13.00 — старшина заставы младший сержант контрактной службы Р. Ахунов без оружия и рядовой Пономарев с автоматом без патронов.

За мужество и героизм Указом Президента РФ № 1050 от 19 июля 1993 г. шести пограничникам присвоено звание Героя России. Четверым — сержантам Владимиру Елизарову и Сергею Сущенко, рядовым Игорю Филькину и Сергею Бородину — посмертно, а также оставшимся в живых лейтенанту Андрею Мерзликину и сержанту Сергею Евланову. 29 военнослужащих погранотряда были награждены орденом «За личное мужество», 17 — медалями «За отвагу». Приказом министра безопасности РФ № 413 от 1 ноября 1993 г. заставе присвоено имя в честь павших. С того дня она именуется: 12-я пограничная застава имени 25 героев.

0

3

Gita,
хороший пример показать, что были не только случаи дедовщины, которые приводят
КТК (Салаускас) и адвокаты Фомина для того, чтобы указать на виновность Челаха.

Почему бы им не рассмотреть и нападение, которое могли организовать не только китайцы, а те, кому
этот пост стал мешать внутри Казахстана?  А причины могли быть разные.

0

4

С первых дней пишу - это было нападение. Больше склоняюсь к нападению с китайской стороны, что то не поделили. Акылбаев имел китайские корни, несколько лет служил на этом посту, Акылбаева достоверно не опознали в Шарите, возле дома Акылбаева длительное время дежурила машина.
Кереев перед нападением ходил с погранцами в сторону китайской границы.
Свяжите все это воедино.
Тут надо копать, ИМХО.
Вариант нападения с внутренней стороны также не исключаю, только вот вопрос КОМУ внутри страны этот пост мешал и ПОЧЕМУ?

0

5

Ой-ой, что Вы тут пишите? В книге Трилогии написано же, что защищали малолетних проституток от Випов. Там профессионалы всё тыщу раз прокрутили и расписали, что эта бойня из-за проституток, а Вы что профессионалам, которые книгу написали,  не доверяете?

0

6

малолеточки по ночам спать должны, а не торчать в тырнете :suspicious:

0

7

Ваша не знает. Вот даже в книжке про Аркан профессионалы написали, что малолеточки по ночам делают и почему их защищают

0

8

Вам в вашем возрасте не мешало бы читать развивающую литературу.
Ну уж если лезете во взрослые разговоры, позвольте дать вам совет:
перечитайте еще раз заключительную часть триллогии, там перечислены все возможные версии нападения на пост. Авторы посчитали наиболее вероятным ВИП-разборки. Вы можете высказать свою версию и обосновать ее, а мы почитаем, порассуждаем, пообсуждаем.

0

9

Мадам, не учите меня жить, а лучше помогите материально Ващенко.  Випы та чего разбушевались на погранцов, если ж не из-за малолеток? Нету другой версии. Эту профессионалы обосновали

0

10

Молодые да ранние)))
Нет, материально Ващенко помогать не собираюсь по одной причине: не уверена, что деньги мои помогут Владу. Как то так.
А что касаемо ВИПов: не обосновали, а предположили. Почувствуйте, как говориться разницу)))

0

11

Мадам, то-то и оно, что свистеть и маманьку поучать народу море, а помогать ни-ни, сразу отмазки про то, что не уверенна. Гарантийное письмо не надо-ть?  Предположили, говорите, а не обосновали. А с чего предположили?

0

12

:rain:  :mybb:  :no:

0

13

Опупеть какая у Вас здесь блокировка . Весело...

0

14

Наверно, у заблокированной Жизни динамический IP, вот она и веселится от души. Ее можно только на время блокировать, пока не поменяет IP.

0

15

Хантер написал(а):

вот она и веселится от души

Когда жизнь без вопросов, что остается, только веселиться

0

16

А за что блокируют? За смайлики весёлые?
:writing:  :tomato:  :D
Вот я тоже умЭю веселиться  :jumping:

0

17

Как говорит моя добрая приятельница: Вот это ЖИСТЬ, смотри держись :glasses:

0

18

--

--

--

0


Вы здесь » Аркан-керген » Беседка » 12-ая застава Московского погранотряда. 13 июля 1993г.